На главную Обратная связь Карта сайта
Рус
| Бел | Eng
  Bank of Georgia Group  
 
 
Вы находитесь:  Главная > О банке > О нас > Пресс-центр > Пресса о нас > Yoga+Life, март 2011
Константин Церетели. Ответственность и обязательства
Отослать Печать

Константин Церетели. Ответственность и обязательства

Источник: «Yoga+Life», №2 март-апрель, 2011г.


Генеральный директор Белорусского народного банка после китайской чайной церемонии рассказал о византийском богословии, национальной идентичности, корпоративной ответственности и о том, куда нужно посылать молодежь

Я помню чай, который заваривала бабушка в деревне в западной Грузии, где росли чайные кусты. Теперь там практически нет своего чая. Крупным компаниям-импортерам это оказалось невыгодно, они почти полностью заменили грузинский чай импортным.

После школы я довольно долго искал себя, попробовал несколько направлений. Это не было наигранно. Я всегда естественным образом приходил к тому, что мне нравилось. Поэтому сложно сказать, насколько процентов я банкир. Думаю, где-то на 80. Это значит, что большую часть времени, своих сил и энергии я уделяю той профессии, которой занимаюсь.

Для меня очень важно сделать работу интересной и получить от нее удовольствие. А все сложности, которые приходится преодолевать, в конечном итоге обогащают мой опыт, не только профессиональный, но и жизненный.

Когда я пришел в финансовую сферу, я время искал творческое начало. Сегодняшнее банковское дело позволяет делать такого рода проекты. Особенно в рознице. Тут есть пространство для созидания чего-то нового и для самореализации.

Как-то на официальном и важном для моей карьеры интервью у меня спросили, как может человек, который изучал византинистику и византийское богословие, работать в банковской системе и управлять организацией. Я до сих пор доволен своим ответом. Я сказал, что богословие – это учение о Боге, о вере, которое очень сложно передать словами. Святые Отцы Византии, лучшие умы того времени, думали о том, как систематизировать веру, то есть с помощью философских категорий структурировать практически непостижимое. Они делали структуру из того, что вообще сложно выразить словами или в парадигмах. Я изучал это и, наверное, смогу перенести мое скромное знание на уровень структурирования любой задачи, в том числе управления организацией. Это опыт, который позволяет решать любые проблемы, просто раскладывая все по своим местам. Вообще, думаю, что классическое образование в целом можно применять при решении самых разных задач в жизни.

В Оксфорде я работал над текстами Псевдо-Дионисия Ареопагита. Это очень интересная, но спорная область во многих отношениях. В Грузии в свое время тема была популярна: некоторые ученные считают, что автором этих работ был Петр Ивер, грузин. Сразу скажу, что меня это не интересовало. Я сравнивал старогрузинский перевод Ефрема Мцире с греческими текстами Псевдо-Дионисия Ареопагита и старался доказать, что мой автор для своего перевода использовал одну из самых ранних рукописей оригинального текста. Анализируя некоторые пассажи этих текстов, можно сказать, что автор «Ареопагетики» - очень умный и осторожный «умеренный» монофизит, который искусно старается завуалировать спорное учение, которое расходится с православной традицией той эпохи. В моей работе я доказывал, что автор, владея греческим языком в совершенстве, менял и перефразировал некоторые пассажи оригинального текста, чтобы привести спорные моменты в рамки православного богословия.

Вернувшись в Грузию из Великобритании, я сделал отчет на своей кафедре в Тбилисском Государственном Университете. И мне предложили работу. Зарплата 14 долларов в месяц. У меня уже была семья, двое детей. Я обдумал свое положение и решил радикально поменять профессию. К сожалению, это было необходимо. До этого я работал в международных организациях, и, решив попробовать себя в другой сфере, пошел в одну из них, которая занималась финансированием малого бизнеса. Так началась моя жизнь в финансовой сфере. Не знаю, какого банкира в лице меня приобрела Грузия, но обученного и перспективного ученного она однозначно потеряла.

В Грузии нам, как вообще всегда всем миноритариям, прививали чувство собственной важности. Очень сложно было, оказавшись за границей, ощутить, что тебя, в общем-то, никто не знает.

Я чувствовал себя очень комфортно в Оксфорде. Если ты принимаешь эту атмосферу и становишься ее частью, то у тебя все хорошо. Если ты ищешь снобизм – который во всех сообществах и университетах есть – то ты его обязательно найдешь. Мне же было не до этого. Там каждый занимался своим делом. Иногда студенты встречались и обсуждали темы, которыми жили, но особого духа товарищества там нет. Хотя, несмотря на эту некоторую замкнутость, хорошую кампанию всегда можно было найти.

В Грузии в последнее время все делалось и делается, чтобы молодежь училась за рубежом. Будущих студентов чуть ль не силой выгоняли из страны. Я и мои друзья часто обсуждали важность зарубежного обучения и приходили к мнению, что, получив европейское образование, большинство студентов рано или поздно вернутся на родину в разных амплуа. Кто образованным перспективным работоискателем, кто опытным профессионалом своего дела, кто в качестве партнера для инвесторов или даже собственно инвестором. Именно так и вышло. Сейчас эти люди делают очень многое для Грузии.

Не думаю, что есть что-то неприятное в том, чтобы управлять большим количеством людей. Наоборот. Самый серьезный вызов здесь для меня – это попытка создать новую корпоративную культуру. Если оглянуться назад, я всегда приходил либо в компании, у которых уже была продуманная концепция развития корпоративной культуры и они следовали определенным принципам работы, либо начинал все строить с нуля. В организации, куда я пришел, очень многое пришлось переделывать, чтобы вывести работу на другой уровень. Сейчас в банке практически новая команда, которая и создает новую корпоративную культуру. С ними работать одно большое удовольствие - я сам очень многому учусь.

Когда поставлена задача, она должна выполняться в срок. Много не говорится, стараемся друг друга все понять с полуслова.

Когда мы с дизайнерами разрабатывали написание названия банка, нам предложили вариант на русском языке. От него пришлось отказаться. «Белорусский народный банк» - это обязывает. К сожалению, немного белорусских компаний выбирают белорусское написание.

Я не слышу белорусский язык часто. И это удивляет и огорчает меня.

«Белорусский Народный Банк» - название ассоциируется с масштабностью. Не имея первоначально большой инфраструктуры, нам нужно было найти оправдание имени. Обдумав разные варианты, мы пришли к выводу, что важной частью стратегии, а также стержнем социальной и корпоративной ответственности банка должна стать поддержка и современного, и народного искусства. Это показалось естественным как мне лично, так и людям, которые принимали участие в создании стратегии. Недавно мы выпустили детский депозит с подарком - семь белорусских народных сказок на CD. Мне кажется, это интересно и для сотрудников, и для потребителя. Я в детстве обожал слушать на пластинках грузинские народные сказки. Сказки делают людей добрыми и мудрыми. К сожалению, я мало таких проектов вижу здесь, хотя в этом ничего сложного нет. Хочется, чтобы бизнес больше поддерживал фольклор. Это лицо нации, часть ее идентичности.

Площадок для современного искусства в Минске, конечно, не хватает. Они нужны в первую очередь для того, чтобы создавался вкус зрителя и формировались сами художники.

Белорусскому искусству не хватает провокационности, индивидуальности и элемента игры. Я это, часто повторяю. Хочется, чтобы меня все же услышали. Ведь именно это в искусстве завораживает и привлекает. В Беларуси мне, кажется, такое не поощряется, и этого боятся сами художники. Стабильность и последовательность хороши, но иногда они создают рамки, которые искусству как раз не нужны.

Белорусская идентичность – это тема, над которой надо поразмыслить. Плохо, что местная культура не поддерживается на том уровне, на котором, мне бы, как иностранцу, хотелось. Тут есть дефицит. Если кто-то из белорусов (у грузин тоже такое бывает) становится знаменитым, то его идентичность не выходит на первый план. На первом плане - талант человека, который смог пробиться. При этом теряется связь со страной. Хотя как раз страна должна это всячески подчеркивать. Очень важно создавать ту культурную продукцию, которую страна моглa бы успешно экспортировать за рубеж, прикрепляя к нему национальную культурную марку, брэнд. Я понимаю, что искусство создается не легким путем, а неутомимыми поисками. Факт в том, что оно нуждается в перманентной поддержке.

Личные отношения и свобода слова внутри компании – это очень важно. Мы многое сделали, чтобы эти принципы развивались. У нас высказывание любой идеи принимается. Я думаю, такая позиция сначала сотрудников удивила. Но теперь это дает свой результат.

Я делаю ставку на профессионализм и человеческие отношения. Одна из наших ценностей – это команда. У нас не принято «переводить стрелки». Я это не поощрял и никогда не буду поощрять. Топ-менеджмент банка ежеквартально отчитывается, в прямом смысле этого слова, перед персоналом, сообщая, что у нас получилось сделать хорошо и что не совсем так, как хотелось бы. Важно, чтобы люди брали ответственность на себя. Возможно, я идеализирую этот аспект работы, но профессионализм, поддержка и командный дух наряду с правильными человеческими отношениями всегда привлекали меня.

Я хочу, чтобы люди ходили на работу с удовольствием. Мы делали в сентябре детский день. Я часто вспоминаю это. Пригласили малышей, чтобы показать, где работают родители. Создали в банке праздничную обстановку: надувные горки, клоуны, фокусники, соревнования, сладости, мороженое. По окончанию мероприятия один ребенок, познакомившись с остальными, подходит к маме и говорит: «Я теперь понимаю, почему ты ходишь на работу каждый день – здесь же все бесплатно и классно». Мне было приятно. Если есть атмосфера, то это помогает работе.

У меня трое детей, моему старшему сыну 17. Он сейчас в Тбилиси. Когда я семьей переехал в Минск, он остался жить у бабушки и дяди. Потом попросил меня, чтобы я дал добро на то, что бы он переехал жить один, – я согласился. Не подавал виду, хотя волновался. Спустя несколько месяцев он осознал, что быть одному сложно. Он сказал мне: «Сейчас я понял, что одному тяжело, оказалось, в этом ничего хорошего нет».

Перемены в Грузии колоссальные. Когда я в последний раз ехал в Тбилиси в такси и спросил, можно ли закурить, меня вежливо попросили пристегнуться и не выбрасывать окурок в окно. И это в Грузии. Это только одна деталь из многих, которые меня радуют. Еще пару лет назад такого нельзя было представить. Я не думал, что менталитет людей может меняться так быстро.

 
Курсы обмена наличных валют
в Центральном офисе в BYN
Покупка Продажа
USD 1.8540 1.8690
 
EUR 2.0710 2.0900
 
100 RUB 3.2550 3.3000
 
10 PLN 4.7200 5.0150
 
GBP 2.3510 2.4470
Курсы банка могут меняться в течение дня, как правило, в 9-00, 12-10, 14-10, 16-00. Возможно изменение курсов и в иное время.

От 2 000 $/€-возможен индивидуальный курс.
Узнайте сейчас:
+375 17/29/33 309 7 309 или customer@bnb.by

Курсы валют по операциям с
карточками в BYN
 
Покупка Продажа
USD 1.8450 1.8800
 
EUR 2.0650 2.1050
Конверсия валют  
Курс
USD EUR 1.1300
 
USD RUB 56.0000
 
EUR USD 1.1100
 
EUR RUB 63.0000
 
RUB USD 58.0000
 
RUB EUR 65.0000
Опросы  
Как часто у вас возникает потребность обратиться в офис банка в субботу?
Практически каждую субботу
Несколько раз в месяц
Один раз в два-три месяца
Не нуждаюсь в услугах банка по субботам
 
Как нас найти  |  Тарифы и условия  |  Помощь и FAQ
Copyright © 2017 OJSC Belarusky Narodny Bank. All Rights Reserved.
+375 17 / 29 / 33 309 7 309  |  customer@bnb.by  |   БНБ-Банк
        |